ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 

Главная страница > Дворянские роды и Усадьбы

Усадьбы
Дворянские роды
 

Усадьба князя Гагарина, Порховский район, ХоломкиРусская усадьба - уникальное явление мировой архитектуры, становление и развитие которого протекало на протяжении нескольких столетий. Здесь полу­чили свое воплощение лучшие черты национального характера и национальной культуры.

Многие старинные дворянские усадьбы Псковской области исторически связаны с именами знаменитых людей России - великих ученых, поэтов, композиторов, художников, полководцев, мореплавателей, врачей, изобретателей, государствен­ных и религиозных деятелей, имена которых известны каждому просвещенному человеку. Отсюда вышли четыре патриарха - Иоасаф I, Пимен, Алексий I, Тихон. Здесь родились выдающиеся государственные деятели Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащекин и Василий Никитич Татищев, стоявшие у истоков создания про­мышленности в России. В конце XIX - начале XX века на Псковской земле было создано много без преувеличения образцовых, доходных имений. Их устроите­ли и хозяева - экономист-практик граф Петр Александрович Гейден (Глубокое), князь Николай Иванович Салтыков (Чернево), барон Лев Эрнстович Остен-Сакен (Иваньково), Николай Федорович Фан-дер-Флит (Быстрецово), статский советник II. В. Спиридонов (Вязье), академик Богдан Андреевич Целинский (Грузинское) укрепили экономику страны.

Усадьба Философовых, Бежаницкий районПсковская область, не имеющая выхода к морю, воспитала России целую плеяду прославленных флотоводцев и адмиралов. Велик список поистине звездных фамилий - полководцев и прославленных военачальников, которые родились и выросли «в родовых гнездах» на Псковской земле или провели здесь последние дни своей жизни и обрели покой. Это они храбро стояли на защите интересов России.

Русская усадьба - не просто сложный архитектурный комплекс из жилых, культурных, хозяйственных, садово-парковых и увеселительных построек. Прежде всего, и усадьбе складывались традиции, уклад и образ жизни семьи и рода, состав­лявшие целый пласт культуры и философии дворянского сословия. В силу своего правового статуса, материальной обеспеченности, образованности, сословного ко­декса поведения, известной организованности дворянство являлось, с одной сто­роны, естественной опорой государственности и, с другой стороны, генератором независимого образа мыслей и поведения в традиционно-патриархальной среде. Формы и стиль общения, принятые в дворянской среде, стали своеобразной мат­рицей для становления и развития общества.

Усадьба "Михайловское", Пушкинские ГорыВосстановить историю Псковского Дворянского собрания и выявить основные направления его деятельности позволяет фонд документов из 16З6 дел, хранящихся в Госархиве Псковской области.

Большинство документов конца XVIII в. содержит сведения о недо­имках с дворянских усадеб с приведением данных о наличии крепост­ных крестьян, размере недоимок за 1783-1790 гг., а также с фамилиями дворян по уездам: Балавенских, Бороздиных, Брылкиных, Валуевых, Назимовых, Неклюдовых, Рокотовых, Симанских, Пущиных, Философовых, Яхонтовых...

В начале XIX в. предводителю Дворянского собрания было поручено составить списки дворян, нахо­дившихся на службе: в них встречаются фамилии и послужные списки Александра Борисовича Назимова (отца декабриста М. А. Назимова), Матвея Евгеньевича Рокотова, министра юстиции князя Петра Василье­вича Лопухина, действительного камергера двора Дмитрия Васильевича Васильчикова, обер-провиантмейстера Ивана Тихоновича Бухарова и других.

Михаил НазимовСписки дворян 1816 г. с указанием количества крепостных крестьян и размеров дохода включали уже более 250 человек, которых можно по­делить на четыре группы. К первой относились дворяне, сохранившие после войны 1812г. высокую доходность имений: сенатор Николай Беклешов (6 тыс.), Алексей Челищев (5 тыс.), генерал Николай Карамышев (4 тыс.), Михаил Бороздин (3 тыс.), Пётр Пальчиков (2 тыс.)... Вторую группу составляли владевшие имениями женщины, также сохранившие высокую доходность владений: Марфа Назимова (12 тыс.), княжна Лоба­нова-Ростовцева и баронесса Анна Таубе (по 5 тыс.), Александра Чирикова (3 тыс.), Елизавета Пальчикова (2 тыс.). Вдовы и молодые девушки образовали третью группу владельцев имений: майорша Раздеришина, прапорщица Хвостова, поручица Румянцева и др., доход которых, как правило, составлял от 500 до 1000 рублей. Молодыми владелицами име­ний были, например, княжна Анна Шаховская, Евгения Философова, до­чери майора Чирикова... Наконец, четвёртую группу - самую многочис­ленную - составляли владельцы, доходность имений которых была столь мала, что они даже освобождались от выплат. Пётр Балавенский, например, отмечал, что у него «доходности нет по неурожайности».

Николай Бороздин. Литография Клюквина. Сер 19в.20 декабря 1825 г. в псковском Дворянском собрании получили Ма­нифест Николая I, в котором император давал оценку только что про­изошедшему в столице выступлению дакабристов: «Тогда, когда все со­словия единодушно приносили присягу верности в Храмах Божиих, горсть непокорных дерзнула противостоять общей присяге, закону, власти, военному порядку и убеждениям. Два рода людей составили сие скопище: одни заблудшие, умыслу не причастные, другие - зло­умышления их руководители. Чего желали злоумышленники? Они же­лали и искали, пользуясь мгновением, исполнить злобные замыслы испровергнуть Престол и Отечественные Законы, ввести безначалие». В образованный Императором Верховный уголовный суд по «делу» де­кабристов вошли и три псковских помещика: министр юстиции князь П. В. Лопухин, Н. М. Бороздин и А. Б. Куракин. 3 июня 1826 г. суд вынес приговор, коснувшийся и декабристов-псковичей. В специальном Манифесте от 13 июля определялась персональная вина каждого из них: «штабс-капитан Назимов участвовал в бунте принятием в общест­во одного товарища», «поручик граф Коновницын принадлежал тайно­му обществу, хотя без полного понятия о сокровенной цели, соглашал­ся на мятеж».

Александр ЯхонтовПри Николае I в практику вводятся «Журналы присутствий дворян­ских собраний» с указанием дат заседаний, повестки дня, постановле­ний. В 1832 г., например, под председательством Н. А. Яхонтова про­ходило ежемесячно от двух до двадцати заседаний, главным образом в связи с внесением дворян в родословную книгу по новым правилам.

Дворянское собрание систематически на очередное трёхлетие ут­верждало смету доходов и расходов.

Периодически рассматривало собрание и «секретные» дела. Одно из «секретных» дел 1837 г. касалось «употребления излишеств горячительных напитков флота капитаном 2 ранга Матвеи Николаеви­чем Чихачёвым, об опасности нахождения при нём малолетних детей». Собрание постановило «убедить Чихачёва назначить детям опекуна, а также попечителя для ведения хозяйственных дел».

Приходилось Дворянскому собранию и проверять правильность внесения дворянских фамилий в родословную книгу.

А.Л.Ордин-НащокинВ период Крымской войны (1853- 1856 гг.) собрание решало вопро­сы о формировании ополчения.

После отмены крепостного права активность дворян в Собрании не­сколько выросла - пришлось рассматривать вопросы, обусловленные новой ситуацией в стране.

В конце 1880 - начале 1890-х гг. в среде псковского дворянства усилились консервативные настроения, что совпадало с курсом госу­дарственной политики Александра III.

В начале декабря 1892 г. псковское дворянство провело собрание с обсуждением «Проекта устава об опеках и попечительстве». Мнения присутствующих разделились: одни предлагали передать дела об опеке и попечительстве земским начальникам и земским съездам, другие - со­хранить их за Дворянским собранием ввиду сословности.

В начале XX в. почти ни одно заседание не проходило без обсужде­ния экономических вопросов. Так, комиссия под руководством графа П. А. Гейдена разрабатывала Обращение в министерство финансов о за­щите при заключении торгового договора с Германией интересов псковского дворянства, касавшихся приобретения элитных семян, ми­неральных удобрений и сельскохозяйственных машин.

Петр ГейденРеволюция 1905-1907 гг. повлекла усиление в Псковском собрании более левых настроений. Так, при обсуждении «Манифеста 17 октября» осуждалось «хотя бы частичное возвращение к прежнему режиму» и вы­сказывалась надежда, что депутатское собрание следующего трёхлетия «будет представлять все оттенки дворянских настроений». Ожидания, однако, не осуществились. После поражения Первой русской револю­ции псковское дворянство в большинстве своём стояло на монархичес­ких позициях, в пользу чего свидетельствуют многие решения Дворянского собрания. Особенно ярко патриотические и монархические настроения продемонстрировались на торжествах в честь 300-летия Дома Романовых и 100-летия Отечественной войны 1812 года. Собрание решило наградить потомков участников войны, собрать средства на памятник битвы под Лейпцигом, сооружение храма в столице в честь 300-летия ди­настии Романовых, на ларец, преподнесённый императору; изготовление стяга в честь Бородинского сражения, исполненного по рисунку В. М. Вас­нецова... Стремление оставить память о своей деятельности выразилось в подготовке Собранием мраморных досок с обозначением на них фами­лий всех уездных предводителей дворянства с XVIII века. Одновременно изготовлялись гербы уездных городов.

Последнее предвоенное Собрание псковских дворян состоялось 27 января 1913 г. с рассмотрением вопроса о размере платы за внесение в родословные книги. Обсуждался и вопрос об унификации дворянских повинностей. Решили, что при определении размеров выплат должны учитываться все виды доходов: с земли, городской недвижимости, торго­вых и промышленных заведений. В приложении к «Памятной книжке Псковской губернии на 1913-1914 гг.» вследствие этого был опубликован список всех имений с указанием размеров земельных владений и промышленных предприятий.

Н.М. ЧихачевНачавшаяся в 1914г. война вызвала патриотический подъём, что проявилось хотя бы в телеграммах псковского Дворянского собрания в адрес императора: «К тебе, Великому Государю... рвётся душа и сердце, верноподданного до последней капли крови, Псковского дворянства, непоколебимо хранящего заветы старого Пскова... пославшего на защи­ту Родины всех сыновей своих». В ответ из Царского Села в Псков пришла 12 ноября 1914 г. телеграмма: «От души благодарю исконе вер­ное Престолу Псковское дворянство за выражение мне чувства верно­подданнической преданности. Николай». Как и в годы Крымской войны, началось формирование псковского ополчения, которое «готово уме­реть за поддержание тысячелетней немеркнущей боевой славы Псков­ской земли!».

Но под влиянием поражений на фронте и с приближением его ли­нии к стенам древнего Пскова патриотический настрой сменялся уны­нием. В сентябре 1915г. Собрание обсуждало вопрос об эвакуации свое­го капитала и имущества в Ярославль или Кострому. Решили приступить к упаковке дел и документов, прежде всего родословных книг, высочай­ших грамот, царских портретов, а капитал эвакуировать вместе с банка­ми, в которых он помещался. Но эвакуации не состоялось, а Псков стал штабом Северного фронта. После отречения 2 марта 1917 г. на псков­ском вокзале от престола императора Николая II псковское Дворянское собрание перестало существовать...

Усадьба баронов Вревских, Островский район, ГолубовоЗначительная часть владений в Псковской губернии принадлежала столичным аристократическим родам: князьям Шаховским, Гагариным, Салтыковым; графское достоинство имели Строгановы, Гейдены, Камен­ские, Янковские, бароны Розены, Вревские, Медемы, Остен-Саккены... Владельцами крупных поместий были Елагины, Зубчаниновы, Карамышевы, Зарины, Корсаковы, Новосильцевы. Но основная масса дворян была мелкопоместной.

Начавшаяся революция по-разному сказалась на судьбе псковского аристократического и провинциального дворянства: столичное в основном покинуло Россию; провинциальной, оставшейся на родине, пришлось испить полную чашу трагедии нации...

Сейчас относительно сохранившимися можно считать лишь два десятка усадеб. Особое место среди них занимают музеи-усадьбы и мемо­риальные усадьбы; всего их 12 в Псковской области, и возглавляют этот список Михайловское, Тригорское, Петровское, входящие в состав Государственного ме­мориального историко-литературного и природно-ландшафтного музея-заповедни­ка А. С. Пушкина «Михайловское».

Вечаша, усадьба Римского-Корсакова, Плюсский районКроме того, в Плюсском районе функционируют музеи-усадьбы Н. А. Римского-Корсакова Любенск и Вечаша, а также музей-усадьба Лог М. В. Алтаевой-Ямщико-пой; в Куньинском районе - музей-усадьба М. П. Мусоргского в селе Наумово. В Великолукском районе в Полибино воссоздается музей-усадьба С. В. Ковалевской -первой в мире женщины-профессора математики.

Огромную ценность имеет ансамбль зданий усадьбы Строганова XVIII - XIX веков с парком в Волышово Порховского района - дворец и усадебный парк площадью и 108 гектаров. В Порховском районе на правом берегу реки Шелонь раскинулись Холомки - бывшая усадьба основателя Санкт-Петербургского политехнического института князя А. Г. Гагарина, в которой в 1920-21 годах спасались от голо­да петроградские писатели, поэты, художники: М. Добужинский, К. Чуковский, В. Ходасевич, М. Зощенко, Е. Замятин, 0. Мандельштам, М. Лозинский и другие. В Дедовичском районе на левом берегу реки Судомы расположен некогда богатый усадебный комплекс Княжьи (Красные) Горки.

Псковская земля. "Дворяне все родня друг другу"

 



Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2017.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.