ПСКОВСКАЯ ЗЕМЛЯ

 


 

Л.Русанова. Навеки связан с Псковом

МУК "Централизованная библиотечная система" г.Пскова

25 августа исполняется 425 лет со дня начала обороны Пскова в период Ливонской войны 1581-1582 годов. В этом году намечена установка памятной доски, увековечивающей героизм псковичей в обороне Пскова, а также переименование улицы Карла Либкнехта в улицу имени Ивана Петровича Шуйского. Сохранение и увековечение памяти о добрых делах псковичей, их борьбе за независимость земли русской - наш долг.

В 1579 году по решению Варшавского сейма и с благословения Папы Римского Григория XIII состоялся первый поход Батория на Россию. После героического сопротивления был захвачен Полоцк. Начатые в 1580 году мирные переговоры были прерваны Стефаном Баторием, вскоре захватившим Великие Луки. Главным в плане кампании 1581 года был захват Пскова. Взятие Пскова открывало дорогу на Новгород, а затем на Москву. Иван Грозный догадывался о плане польского короля, поэтому в Пскове было сосредоточено большое количество оружия, фуража, боеприпасов, присланы лучшие полководцы того времени. Летом 1581 года стотысячная армия Стефана Батория двинулась на Псков. Более половины армии польского короля (около 60000 человек) состояло из наемников: шведов, венгров, датчан, румын, французов, шотландцев... Вскоре были взяты крепости-пригороды Воронич и Остров и 26-го августа войска подошли с юга к Пскову. Участник осады Пскова, личный секретарь Батория ксендз Пиотровский записал в своем дневнике: «Мы уже в миле от Пскова, у каких-то двух рек, которые здесь сливаются и потом под городом впадают в реку Пскову» (автор говорит о реках Великой и Черехе, при слиянии которых находился Пантелей-моновский монастырь, ныне упраздненный) - «Любуемся Псковом. Господи, какой большой город! Точно Париж! Помоги нам, боже, с ним справиться».
Для устрашения псковичей был проведен парад-смотр войск, принимал его польский король Стефан Баторий и главнокомандующий армии, коронный гетман Ян Замойский. Поляки долго не могли выбрать место для лагеря; поскольку псковская артиллерия, заслужившая по¬хвалы самих неприятелей, ежеминутно беспокоила их. После поисков, с 28-августа начали строить лагерь у монастыря св.Пантелеймона (в Промежицах). О величине армии Батория говорит тот факт, что этот лагерь заполнялся непрерывно входившими в него войсками 14 часов. От своих разведчиков Баторий узнал о количестве войск у псковичей (3 500 княжеских стрельцов, 4000 конницы, а из 50 тысяч беженцев и городского населения, спо¬собных держать оружие, -10-12 тысяч). В действительности защитников Пскова было не более 20тысяч. Первым воеводой в Пскове был Василий Федорович Скопин-Шуйский, участник многих сражений Ливонской войны и шведского похода царя Федора Иоанновича. Командова¬ние обороной города Иван Грозный поручил Ивану Петровичу Шуйскому (племяннику В. Ф.Скопин-Шуйского), более опытному и талантливому полководцу, который рано начал свою боевую карьеру, участвуя в Ливонской войне и в победном походе Ивана Грозного на Полоцк, удачно воевал против казанцев и крымцев, причем в Молодинской битве (1572) захватил в плен наместника крымского хана Дивей-Мурзу. Но особенно отличился воевода при обороне Пскова. Кроме Шуйских, в Пскове были воевода Никита Иванович Очин-Плещеев, князья Андрей Иванович Хворостинин, Владимир Иванович Бахтияр-Ростовский, Василий Михайлович Лобанов-Ростовский. За артиллерию отвечал дьяк пушечного приказа Терентий Лихачев. По приказу И.П.Шуйского псковичи выжгли весь посад за пределами городских стен, лишив тем самым поляков жилья и строительных материалов, а также улучшив этим пространственный обзор местности. Поляки готовились к штурму. На одном из совещаний в ставке Батория было решено произвести штурм на участке крепостной стены между Свинузской и Покровской башнями. С 1 сентября начались осадные работы. К выбранному участку стали рыть траншеи, 4 сентября начали ставить туры, срубы и другие укрытия, для отражения вылазок псковичей, а также для установки артиллерии. С русской стороны ответственным за этот участок стен был назна¬чен воевода Андрей Иванович Хворостинин, отличавшийся большими способнос¬тями и незаурядной смелостью. Не надеясь на старую стену, псковичи выкопали за ней глубокий ров и возвели деревянную стену.
Штурм начался с артподготовки. Три батареи - 20 тяжелых осадных пушек с утра 7-го сентября начали обстрел крепостной стены между Покровской и Свинузской башнями. Было уничтожено до основания 24 сажени наружной стены. У Свинузской башни полностью был уничтожен захаб; повреждена верхняя часть башни. Более 69 саженей стены, было разбито в других местах. 8 сентября в 5 часов утра начался генеральный штурм: поляки, венгры, немцы бросились превосходящими силами и, потеснив отчаянно сопротивлявшийся гарнизон, ворвались в пролом и, захватив Покровскую и Свинузскую башни, с торжеством водрузили на них королевские знамена...
Положение спас Шуйский, сражавшийся в самом опасном месте у Покровской башни и уже раненый. Воодушевив изне¬могающих защитников пламенной речью и принесенной из Троицкого собора ико¬ной Богородицы, Иван Петрович повел их в контратаку и отбросил врагов к пролому. Затем по приказу Шуйского псковичи развернули в сторону Свинузской башни имевшуюся у них громадную лучшую пушку Пскова «Барс» и одним метким выстрелом снесли чуть ли не половину башни, загубив множество врагов. После этого горожане подкатили к остаткам баш¬ни бочки с порохом, зажгли их и оконча¬тельно взорвали башню вместе с засевшим там неприятелем.
На место убитых псковичей вставали женщины и дети. А Шуйский, перейдя в неудержимое контрнаступление и сметая все на своем пути, отбил Покровскую башню и выгнал дрогнувших врагов из города, захватив у них при этом несколько пушек и знамен.
В этот памятный день защитники поте¬ряли 863 человека убитыми и 1626 ранеными, урон же неприятеля (павшими) составил 5 тысяч человек.
24 сентября псковичи подвели свою контрминную систему и взорвали вражеские подкопы. Всего их было 9. Тогда Баторий приказал сжечь город. Целый день 24 сентября батарея, расположенная рядом с Мирожским монастырем, обстреливала город раскаленными ядрами. Но вспыхнувшие пожары вскоре были потушены. В конце октября, ночью, большой отряд захватчиков подошел к стене и стал прорубать ее, чтобы она рухнула в реку. Но псковичи, применив военную хитрость, отогнали неприятеля.
Наступившие ранние холода принесли много неприятностей захватчикам, которые не рассчитывали на зимнюю кампа¬нию. Не хватало боеприпасов, фуража, продовольствия. Участились случаи де¬зертирства. Непрерывные вылазки псковичей наносили огромный урон.
В конце октября Стефан Баторий получил подкрепление из Риги и стал готовить¬ся к новому генеральному штурму города. Артиллерийская подготовка длилась целых пять дней. Утром все, кто мог держать оружие, пошли на приступ. Но, всту¬пив на лед реки Великой, были разогнаны псковской артиллерией. Убедившись в тщетности штурмов, Стефан Баторий 5 ноября приказал войскам отойти в лагерь.
Началась блокада Пскова. Несмотря на тяжелое положение в городе, псковичи мужественно терпели все невзгоды. Иван Грозный посылал в Псков несколько отрядов, но пробиться смог только стрелецкий голова Мясоедов с 500 человеками. Стефан Баторий теперь уже и сам искал мира с Москвой. Иван IV, еще ранее желая мира, прибег к посредничеству Папы Григория XIII. В ноябре в ставке Батория появился посланник Папы Антоний Поссевино, который передал ему предложения Ивана Грозного о мире. 1 декабря Стефан Баторий уехал в Литву для переговоров, поручив Яну Замойскому сжать кольцо блокады и вынудить псковичей сдаться. Тем временем Шуйский 4 января 1582 года произвел чуть ли не самую крупную и удачную вылазку, убил в стане врагов много знатных вельмож, захватил немало пленных и с большими трофеями триумфально вернулся в город. Псковичи, не теряя ни минуты, стали возводить деревянную стену, к утру перед изумленными врагами на месте брешей была уже стена. После этого штурма в дневнике Пиотровского появилась новая запись: «Господи, помоги нам. Мне кажется, что мы с мотыгой спускаемся на солнце. Не так бы нам следовало идти против Пскова...».
Но Стефан Баторий не желал уйти из Пскова. Предпринимается еще ряд штурмов, но все они кончались неудачно. Пытался Баторий взять город при помощи «лести». На стреле была пущена в город королевская грамота с обещаниями, рассчитанная на измену командования или бояр, но псковичи с негодованием отвергли «лесть» короля. Захватчики пытались взорвать крепостные стены при помощи минных галерей, подкопов, но в Псков перебежал бывший русский стрелец Игнатий и указал их расположение.
Тогда-то Замойский, считая псковского воеводу Ивана Петровича Шуйского очень опасным противником, решил погубить его хитростью, подослав ему ларец со взрывным механизмом. Принес «подарок» из лагеря польско-литовской армии, осаждавшей Псков, отпущенный русский пленник. К шкатулке была приложена записка. В записке, подписанной немцем Моллером, состоявшим прежде на царской службе, сказано, что он якобы хочет тайно перебежать к русским и наперед посылает ларец со своими деньгами и важной информацией о польско-литовских войсках.
Однако осторожный Шуйский заподозрил неладное и, вызвав мастера-умельца, велел ему отнести ларец в безлюдное место и там «с бережением» открыть его. При вскрытии внутри обнаружили обращенные во все стороны заряженные пистолеты, которые должны были одновременно выстрелить в момент поднятие крышки сундучка, а особый механизм вслед за тем высек бы искру, от которой должен был взорваться вложенный в ларец порох. Если бы Иван Петрович взялся лично открывать шкатулку, он неминуемо погиб бы от пули или взрыва пороха. Но Шуйский был не только храбр, но и умен, и трюк с «гостинцем» не удался. Возмущенный такой подлостью Шуйский написал Замойскому гневное письмо, где подчеркнул, что настоящие рыцари убивают недругов только в открытом, честном бою, и вызвал гетмана на дуэль. Замойский, однако, отказался от поединка.
О заключении мира в Пскове узнали 17 января 1582 года. Эту весть принес в Псков боярский сын Александр Хрущов. Но только 4 февраля польско-литовская армия сняла осаду Пскова, так и не сумев взять его в течение полугода, и, когда ушли последние посрамленные отряды захватчиков, псковичи открыли городские ворота.
За пять месяцев героической обороны с доблестным Шуйским псковичи отрази¬ли 31 приступ и сами произвели 46 вылазок. После ухода захватчиков псковичи заложили пролом кирпичом. Но вслед¬ствие роста Успенской улицы кирпичная закладка была разобрана.
Неудача под Псковом, как мы видим, заставила Батория пойти на мирные пе¬реговоры. В 1582 году было заключено 10-летнее перемирие (в Ям-Запольском), по которому Полоцк и Ливония отходили к Речи Посполитой и возвращались русские земли, захваченные польским королем. В 1583 году было подписано Плюсское перемирие со шведами, по которо¬му в их владение перешли Нарва и захваченные ими русские города Ям, Копорье и Ивангород. Ливонская война кончилась неудачей для России. Страна была разорена, центр и северо-западные уезды обезлюдели. Выход России к Балтийскому морю был осуществлен лишь в начале XVIII века в результате Северной войны 1700-1721 годов. Но беспримерная защита Пскова развеяла миф о непобедимости Батория, спасла честь России и позволила заключить довольно сносный мир. Имя Ивана Петровича прогремело на всю Россию, и Иван Грозный осыпал его милостями и назначил в опекуны своему наследнику Федору, который при воцарении пожаловал Шуйскому все доходы спасенного им Пскова.

Л.РУСАНОВА,
зав. историко-краеведческой
библиотекой им. И.И.Василёва.




 



Карта Псковской области


О проекте Обратная связь Полезные ссылки
Copyright © Администрация Псковской области, 2006-2018.
180001, г.Псков, ул. Некрасова, д. 23.